Артемий Кызласов

30 июня 2016

РОССИЙСКОЕ НЕ ЗАКУПАТЬ ИМПОРТНОЕ

Плюсы и минусы импортозамещения в нефтегазовом машиностроении

16-ая Международная выставка оборудования и технологий для нефтегазового комплекса «Нефтегаз-2016» стала очередной реперной точкой в полуторагодовой правительственной кампании по импортозамещению. С одной стороны, успехи крупнейших добывающих компаний, можно сказать, превзошли ожидания — доля импорта в закупках менее 10%. С другой стороны, доля импорта в отечественном нефтегазовом машиностроении достигает 70%. В связи с чем задачу локализации собственных и совместных с иностранными компаниями производств можно считать приоритетной.

В связи с падением цен на нефть и падением курса рубля необходимость реиндустриализации российского нефтегазодобывающего комплекса осознается участниками рынка уже не как временный политический тренд, а как экономическая реальность. Зарубежное оборудование стало недоступно не столько из-за санкций, сколько из-за цены. Перед отраслью стоит глобальная задача — техническое обеспечение добывающих компаний в условиях экономического кризиса. Но возможна ли полная независимость от импорта и всегда ли она оправдана?


Механизмы государственной поддержки

В настоящее время уровень зависимости российского нефтегазового машиностроения от импорта достигает в среднем 70% (от 40% до 100%). Согласно программе замещения импортных товаров в нефтегазовом машиностроении, утвержденной Минпромторгом РФ в 2015 году, к 2020 году доля иностранных комплектующих в этой отрасли не должна превышать 10-20%.

Еще в 2014 году Минпромторг РФ разработал и утвердил план мероприятий по импортозамещению в топливно-энергетическом комплексе. Один из механизмов поддержки — специальный инвестиционный контракт для производств, готовых выпускать уникальную для российского рынка продукцию в требуемых объемах. В рамках специнвестконтракта таким производителям предоставляется комплекс поддерживающих мер сроком на 10 лет, в том числе налоговые льготы и преимущества в госзакупках. В 2015 году на нефтегазовые компании пришлось 3 млрд рублей из 20 млрд рублей льготных кредитов.

В марте 2015 года правительство по инициативе Минпромторга РФ утвердило постановление о предоставлении федеральных субсидий промышленным предприятиям, пострадавшим из-за повышения ключевой ставки РФ. Согласно документу, компании имеют право компенсировать до 70% кредитов, взятых на выполнение заказов, оформленных до декабря 2014 года. В прошлом году субсидию получило 4 производителя нефтегазового оборудования.

Еще одно направление господдержки — бюджетное финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в сфере нефтегазового машиностроения. По словам министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, на эти цели планируется выделить 1,8 млрд рублей.

Краеугольным камнем программы имортозамещения можно считать 13 приоритетных направлений развития ТЭК, сформированных Минпромторгом и Минэнергом на основании анализа потребностей нефтегазовых компаний до 2020 года. По каждому из этих направлений созданы рабочие группы, в состав которых вошли руководители крупных добывающих компаний и предприятий нефтегазового машиностроения, а также сотрудники проектных и исследовательских институтов. Результатом этой работы стало разработка более 70 дорожных карт реализации инвестпроектов, в том числе связанных с производством катализаторов, технологиями увеличения нефтеотдачи, транспортировки нефти и газа, а также с разработкой шельфа и сложным бурением. Денис Мантуров во время выставки «Нефтегаз-2016» заявил, что Минпромторг РФ планирует реализовать большую долю проектов, попавших в программу по импортозамещению.

Импортозамещение силами рынка

Достаточно ли мер государственной поддержки для достижения импортонезависимости российской добычи? — Вопрос сегодня дискуссионный. С одной стороны, ученые указывают на отсутствие стратегии развития отрасли. Задачи восполнения технологических лакун сегодня решается преимущественно локально, оперативно — без прицела на перспективную разработку недр. В то время как главной целью перевооружения должна стать не прямая замена импортного оборудования на отечественное, а техническая революция в отрасли, которая позволит осваивать новые виды углеводородного скопления. Речь идет не только о разработках на шельфе, которые учтены в программе импортозамещения, но и освоение древних отложений на больших глубинах, например, на территории Восточной Сибири.

С другой стороны, вертикально-интегрированные нефтяные компании предпочли революционному развитию эволюционный, разработав внутренний комплекс мер по снижению доли импорта.

Например, ОАО «Газпром» в конце 2015 года на Всероссийской конференции «Конкурентноспособность и импортозамещение в нефтегазовом комплексе» презентовало 4 сценария преодоления собственной зависимости от иностранных комплектующих. Два из них предполагают план действий при условии готовности (в той или иной степени) отечественных аналогов. Остальные исходят из отсутствия технологической основы у российских компаний. В этом случае монополист выбрал стратегию размещения специальных корпоративных заказов за рубежом.

ЛУКОЙЛ расширяет сотрудничество с российскими компаниями путем опытно-промышленных работ. В частности, после успешных испытаний при разработке трудноизвлекаемых запасов принято решение о широком использовании отечественных шаровых систем, новых видов породоразрушающего инструмента, внутрискважинного телеметрического оборудования с гидравлическим каналом связи. Комплекс мер по замещению катализаторов реализуется, как с учетом существующих возможностей российских компаний, так и с перспективными разработками собственного пакета присадок для гидравлических масел. Тем не менее менеджмент ЛУКОЙЛа заявил о необходимости введения дополнительных мер господдержки, в том числе налоговые преференции при освоении трудноизвлекаемых запасов нефти.

В свою очередь некоторые существующие меры господдержки, не вошедшую в программу импортозамещения в нефтегазодобывающем комплексе, способны стимулировать отраслевое развитие. В частности, речь идет о таком инвестиционном инструменте как промышленно-производственные особые экономические зоны, предусматривающем налоговые преференции (ставка 0% — на имущество, на землю, на транспорт) и режим свободной таможенной зоны. А специализация и непосредственная близость к основным добывающим регионам, например, как в случае с ОЭЗ «Титановая долина», могут рассматриваться как дополнительные предпосылки для локализации производств.

Артемий Кызласов, генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина»:

«Нефтегазовое машиностроение является одним из приоритетов развития ОЭЗ «Титановая долина». Наш проект в первую очередь призван развивать переделы титана, поэтому мы ориентируемся на отраслевые производства. Благодаря уникальным свойствам титан имеет широкое применение в нефтегазовом машиностроении — при изготовлении оборудования для добычи, транспортировки и переработки нефти и газа. При этом «Титановая долина» единственная из всех российских ОЭЗ находится в непосредственной близости к основным нефтедобывающим регионам, что заметно упрощает логистику и является предпосылкой локализации не только производств, но сервисных центров. На практике эти преимущества могут иметь экономическое обоснование, особенно в случаях реализации совместных проектов по выпуску продукции по зарубежным технологиям, не имеющим аналогов в России». 

На сотрудничество с машиностроителями в нефтегазовой отрасли рассчитывает и Корпорация ВСМПО-АВИСМА. По словам генерального директора предприятия Михаила Воеводина, сейчас верхнесалдинское предприятие выпускает продукцию из 33 титановых сплавов, часть из которых используется при изготовлении оборудования для нефтехимической и нефтегазодобывающей промышленности. В частности, титан применяется в производстве трубопроводной и трубозапорной арматуры.

ВСМПО-АВИСМА разработала новые технологии для добычи нефти и газа на шельфе, которые обеспечивают высокую прочность, коррозийную стойкость и в то же время пластичность, сопротивление распространению трещин в металле при эксплуатации в морской воде, свариваемость и технологичность.

По словам Михаила Воеводина, ВСМПО готово предложить научные и производственные достижения для предприятий нефтегазодобывающего комплекса, перед которым стоят глобальные задачи по техническому перевооружению. По его мнению, одним из прикладных решений этих задач может являться локализация производств в «Титановой долине», являющейся драйвером развития российской титановой индустрии и сопутствующих ей отраслей промышленности.

Реально ли отказаться от специальных заказов ВИНК за рубежом благодаря созданию российско-зарубежных производств в ОЭЗ, и как иностранные компании оценивают перспективу локализации в России? — Эти и другие вопросы планируется обсудить на Международной промышленной выставке ИННОПРОМ-2016. ОЭЗ «Титановая долина» организует панельную дискуссию, чтобы получить максимально широкий спектр авторитетных мнений об импортозамещении в нефтегазовом машиностроении, о его сильных и слабых сторонах и об использовании потенциала российских регионов и ОЭЗ. Во встрече примут участие директор департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторг РФ Михаил Иванов, директор департамента государственной энергетической политики Минэнерго РФ Алексей Кулапин, президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль, представители руководства Газпрома, Роснефти, ЛУКОЙЛа, Башнефти и др., а также представители российских и зарубежных компаний в сфере нефтегазового машиностроения — Трубная металлургическая компания, KawasakiHeavyIndustries, ItalBestValves.r.l., Hilong.